+7 (499) 653-60-72 Доб. 817Москва и область +7 (800) 500-27-29 Доб. 419Федеральный номер

Определение конституционного суда по жалобе черновой

ЗАДАТЬ ВОПРОС

Баглая, судей Н. Ведерникова, Н. Витрука, Г. Гаджиева, Л. Жарковой, В. Зорькина, А.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

В статье исследованы проблемы признания постановлений Конституционного Суда РФ источниками уголовно-процессуального и оперативно-розыскного права.

Законодательная база Российской Федерации

Баглая, судей Н. Ведерникова, Н. Витрука, Г. Гаджиева, Л. Жарковой, В. Зорькина, А. Кононова, В. Лучина, Т. Морщаковой, В. Олейника, Н.

Селезнева, О. Тиунова, В. Стрекозова, О. Хохряковой, В. Черновой, обратившейся с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации, и ее представителей - адвокатов М. Ботвинкина и Б. Кузнецова, а также представителя Государственной Думы - кандидата юридических наук С. Босхолова и представителя Совета Федерации - кандидата юридических наук Ю.

Поводом к рассмотрению дела явилась индивидуальная жалоба гражданки И. Черновой на нарушение ее конституционных прав положениями названного Федерального закона, которые были применены в конкретном деле заявительницы. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявительницей нормы. Заслушав сообщение судьи-докладчика А. Кононова, объяснения представителей сторон, заключения экспертов - доктора юридических наук А.

Ларина и кандидата юридических наук М. Розенталя, выступление специалиста - доктора юридических наук А. Верина, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации - В. Камышанского, от Министерства внутренних дел Российской Федерации - В. Ларичева и Т. Москальковой, от Федеральной службы безопасности Российской Федерации - Л. Башкатова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:.

В жалобе, поступившей в Конституционный Суд Российской Федерации 5 марта года, и в дополнительной жалобе, поступившей 12 мая года, гражданка Чернова Ирина Геннадиевна просит проверить конституционность положений, содержащихся в частях второй, третьей и четвертой статьи 5, пункте 6 части первой статьи 6, подпункте 1 пункта 2 части первой статьи 7, частях первой, второй, третьей и четвертой статьи 9, частях первой, второй, третьей и четвертой статьи 10, частях второй и третьей статьи 11, частях первой, третьей и четвертой статьи 12 Федерального закона от 12 августа года "Об оперативно-розыскной деятельности".

Заявительница просит также проверить конституционность частей второй, третьей и четвертой статьи 5 Закона Российской Федерации от 13 марта года "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации", действовавшего до вступления в силу названного Федерального закона.

По мнению заявительницы, указанными положениями нарушаются ее права, закрепленные Конституцией Российской Федерации, в том числе статьями 23 , 24 , 25 и Как следует из представленных материалов, 15 февраля года И. Чернова в порядке статей Полагая, что указанные действия органов дознания совершены в связи с публикацией в газете "Комсомольская правда" ее критических статей о деятельности УВД Волгоградской области, И.

Чернова просила суд признать эти действия незаконными и обязать органы дознания предоставить ей в установленных законом пределах информацию, полученную о ней входе проведения оперативно-розыскных мероприятий. Волгоградский областной суд, рассмотрев жалобу И.

Черновой, установил, что факты заведения в отношении нее дела оперативного учета и проведения оперативно-розыскных мероприятий имели место. Признав, что в соответствии с частями второй и третьей статьи 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" И. Чернова была вправе обжаловать в суд действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и истребовать от них сведения о полученной о ней информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны, суд в то же время посчитал, что данные сведения, будучи результатом оперативно-розыскной деятельности, отнесены к государственной тайне и, следовательно, не могут быть предоставлены И.

Черновой результаты проводимых в отношении нее оперативно-розыскных мероприятий суд признал обоснованным, а само проведение оперативно-розыскных мероприятий - соответствующим требованиям Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и, исходя из этого, своим решением от 21 ноября года в удовлетворении требований заявительницы отказал.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 23 января года решение Волгоградского областного суда было отменено в кассационном порядке как необоснованное и незаконное, а дело по жалобе И.

Черновой направлено на новое рассмотрение судом первой инстанции, поскольку, как указано в определении, Волгоградский областной суд не высказал суждения об обоснованности заведения в отношении И. Черновой дела оперативного учета и продолжения проведения в отношении нее оперативно-розыскных мероприятий, не дал оценки в предусмотренных законом пределах представленным оперативно-служебным документам.

Черновой были нарушены или неправильно применены нормы статей 5, 9, 10 и 12 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". В жалобе оспаривается конституционность положений, содержащихся в частях второй, третьей и четвертой статьи 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности".

По мнению заявительницы, отсутствие в них норм, обязывающих государственные органы сообщать лицу о факте заведения в отношении него дела оперативного учета, нарушает конституционное право на судебную защиту и препятствует доступу к правосудию. Кроме того, предоставление лицу в порядке части третьей статьи 5 права истребовать сведения о полученной о нем информации лишь в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны, как полагает заявительница, создает почву для злоупотреблений и тем самым лишает лицо возможности выяснить, нарушены ли его права, и обжаловать соответствующие решения и действия должностных лиц.

Между тем оперативно-розыскная деятельность, правомерность которой заявительницей не оспаривается, объективно невозможна без значительной степени секретности.

Прежде всего это касается сведений о лицах, участвующих в ней или способствующих ей. Осуществление негласных оперативно-розыскных мероприятий с соблюдением требований конспирации и засекречивание сведений в области оперативно-розыскной деятельности само по себе не нарушает прав человека и гражданина см.

При этом орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, должен проверить поступающую к нему информацию и в случае, если она является заведомо ложной, принять соответствующие законные меры к участнику оперативно-розыскных действий. Статья 5 рассматриваемого Федерального закона предоставляет лицу, даже если оно только полагает, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, право обжаловать эти действия в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, прокурору или в суд часть вторая.

По смыслу части третьей статьи 5 во взаимосвязи со статьями 2 и 10, при неподтверждении данных, предусмотренных подпунктом 1 пункта 2 части первой статьи 7 и, следовательно, отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела оперативно-розыскные мероприятия подлежат прекращению, что позволяет проверяемому лицу в порядке части третьей статьи 5 истребовать сведения о полученной о нем информации, а в случае отказа - обжаловать его в суд; при этом в процессе рассмотрения дела в суде обязанность доказывать обоснованность такого отказа возлагается на соответствующий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность.

Тот же орган обязан предоставить судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию о запрошенных лицом сведениях, за исключением сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие часть четвертая статьи 5.

В случае признания необоснованным решения органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, об отказе в предоставлении необходимых сведений заявителю судья в соответствии с частью пятой статьи 5 может обязать его предоставить заявителю сведения, предусмотренные частью третьей данной статьи. Исключения в отношении предоставляемых судье сведений, перечисленные в части четвертой статьи 5, не могут препятствовать ему принять законное и справедливое решение, в том числе по восстановлению нарушенных прав и законных интересов, возмещению причиненного вреда, как того требуют положения частей восьмой и девятой этой же статьи.

Поскольку заявительница воспользовалась предоставленной ей статьей 5, в том числе ее частями второй и третьей, возможностью обжаловать действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и получила правовую защиту у Верховного Суда Российской Федерации, ее права, гарантированные статьей 46 часть 2 , равно как и другими статьями Конституции Российской Федерации, оспариваемыми положениями статьи 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" не нарушаются.

Это относится и к применявшимся в деле И. Черновой до введения в действие Федерального закона от 12 августа года "Об оперативно-розыскной деятельности" положениям статьи 5 Закона Российской Федерации от 13 марта года "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации", которые с некоторыми дополнениями и уточнениями воспроизведены в оспариваемых заявительницей положениях статьи 5 названного Федерального закона.

Кроме того, к моменту обращения заявительницы в Конституционный Суд Российской Федерации указанные положения утратили силу. В жалобе оспаривается конституционность частей первой, третьей и четвертой статьи 12 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". Следовательно, не подлежат засекречиванию и сведения о нарушении прав И. Черновой при заведении дела оперативного учета и при проведении в отношении нее оперативно-розыскных мероприятий. Подобные сведения, если они имели место, она вправе истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, а в случае отказа - обжаловать его в судебном порядке см.

Статья 12 не может служить основанием и для отказа лицу в возможности ознакомления с полученными в результате оперативно-розыскной деятельности сведениями, непосредственно затрагивающими его права и свободы, но не относящимися к выполнению задач оперативно-розыскной деятельности и не связанными с предусмотренными рассматриваемым Федеральным законом основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Оспариваемыми нормами статьи 12, в силу которых лицо по судебному решению может получить не всю собранную о нем информацию, права и свободы, предусмотренные статьями 22 , 23 , 24 , 25 , 45 и 46 Конституции Российской Федерации, не нарушаются, поскольку у гражданина нет конституционного права на истребование всей собранной о нем информации, если это осуществляется с соблюдением требований Конституции Российской Федерации и в рамках закона.

Следовательно, часть первая статьи 12 во взаимосвязи со статьей 5 рассматриваемого Федерального закона не нарушает прав заявительницы, в том числе гарантированных указанными статьями Конституции Российской Федерации, и не является препятствием для их судебной защиты от тех возможных нарушений при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, в связи с которыми И. Чернова обратилась в суд общей юрисдикции.

Не нарушаются конституционные права и свободы заявительницы, в том числе право на обжалование и судебную защиту, и частью третьей статьи 12, согласно которой судебное решение на право проведения оперативно-розыскного мероприятия и материалы, послужившие основанием для его принятия, хранятся только в органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Данное судебное решение не может быть в этой стадии обжаловано лицом, в отношении которого оно вынесено, поскольку оперативно-розыскные мероприятия носят негласный характер.

Если же лицу стало известно об их проведении, то оно вправе в порядке статьи 5 рассматриваемого Федерального закона обжаловать действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, обоснованность заведения дела оперативного учета и проведение оперативно-розыскных мероприятий, в том числе и тех, которые осуществляются с санкции суда.

Следовательно, часть третья статьи 12 не препятствует и осуществлению правосудия при рассмотрении дел, связанных с соблюдением прав и свобод человека и гражданина в процессе оперативно-розыскной деятельности. Часть четвертая статьи 12 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" определяет круг органов и должностных лиц, которым можно представлять то есть они вправе получать материалы, отражающие результаты оперативно-розыскной деятельности, в порядке и случаях, установленных данным Федеральным законом.

Оспариваемая норма, которую следует рассматривать во взаимосвязи с другими его нормами, регулирующими права и обязанности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также прокуратуры и суда, не может служить основанием для отказа предоставить суду материалы в порядке статьи 5 названного Федерального закона и, следовательно, конституционные права И.

Черновой ею не нарушаются. Черновой полученные в результате оперативно-розыскной деятельности сведения о ней, как относящиеся к государственной тайне, и отменил это решение как необоснованное и незаконное. Из определения Верховного Суда Российской Федерации вытекает, что суд первой инстанции должен был затребовать а орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, в этом случае был обязан предоставить суду необходимые оперативно-служебные документы не только для выяснения обоснованности и законности заведения дела оперативного учета и проведения оперативно-розыскных мероприятий, но и для решения вопроса о том, какие конкретно сведения о И.

Черновой, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, могут быть ей предоставлены в соответствии со статьями 5 и 12 рассматриваемого Федерального закона. Таким образом, права и свободы И. Черновой нарушены не статьей 12 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", а неправильным ее применением. Как указывается в жалобе, пункт 6 части первой статьи 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", предусматривающий наблюдение как одно из оперативно-розыскных мероприятий, противоречит статьям 23 , 24 и 25 Конституции Российской Федерации.

По мнению заявительницы, при современном уровне развития техники наблюдение за тем, что происходит в жилище гражданина, вплоть до его интимной жизни, возможно и без проникновения в помещение; фактически такое наблюдение равнозначно проникновению в жилище, что является незаконным вторжением в частную жизнь и одновременно - нарушением права на неприкосновенность жилища. В части первой статьи 6 лишь перечисляются виды оперативно-розыскных мероприятий, но не определяются порядок и условия их проведения.

Осуществление оперативно-розыскных мероприятий, в том числе наблюдения, возможно лишь в целях выполнения задач, предусмотренных статьей 2 рассматриваемого Федерального закона, и при наличии оснований, указанных в его статье 7. Следовательно, данный Федеральный закон не допускает сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни проверяемого лица, если это не связано с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений, а также выявлением и установлением лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, и другими законными задачами и основаниями оперативно-розыскной деятельности.

При этом согласно абзацу четвертому части седьмой статьи 5 органам должностным лицам , осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами в данном случае если они относятся к преступному деянию.

Кроме того, оспариваемое положение части первой статьи 6 следует рассматривать в единстве с предписанием части второй статьи 8 о том, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Как следует из части второй статьи 8, при проведении любых оперативно-розыскных мероприятий, в том числе наблюдения, конституционное право гражданина на неприкосновенность жилища не может быть ограничено без судебного решения, то есть нельзя проникать в жилище иначе как на основании судебного решения; проведение таких оперативно-розыскных мероприятий возможно только по основаниям, предусмотренным данной нормой, и притом в связи лишь с таким деянием, по которому производство предварительного следствия обязательно.

Таким образом, положением пункта 6 части первой статьи 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" во взаимосвязи с другими положениями названного Федерального закона конституционные права и свободы И. Черновой, в том числе закрепленные статьями 23 , 24 и 25 Конституции Российской Федерации, не нарушаются. Подпунктом 1 пункта 2 части первой статьи 7 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" предусмотрено, что одним из оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

По мнению заявительницы, данное положение позволяет проводить оперативно-розыскные мероприятия по административным и иным правонарушениям, не являющимся уголовно наказуемыми деяниями, "по какому угодно поводу и в отношении какого угодно гражданина" и потому противоречит статьям 23 , 24 и 55 часть 3 Конституции Российской Федерации.

Между тем из оспариваемого положения во взаимосвязи со статьями 1, 2, 8 часть вторая и 10, определяющими цели, задачи, основания и условия проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе связанных с ограничениями конституционных прав граждан, вытекает, что под противоправным деянием рассматриваемый Федеральный закон подразумевает лишь уголовно наказуемое деяние, то есть преступление см.

Если в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия обнаруживается, что речь идет не о преступлении, а об иных видах правонарушений, то в силу статей 2 и 10 часть четвертая дело оперативного учета подлежит прекращению. В отношении И. Черновой оперативно-розыскные мероприятия проводились именно в связи со сведениями о совершаемом преступлении статья Таким образом, подпунктом 1 пункта 2 части первой статьи 7 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" конституционные права И.

Конституционный Суд РФ [Конституционный Суд Российской Федерации]

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, С. Казанцева, С.

Вы точно человек?

Зорькина, судей Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Ответ Конституционного Суда по жалобе о Выборах Президента

Зорькина, судей К. Арановского, А.

ТОП Кодексов.

Реализация принципа уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина в оперативно-розыскной деятельности Механизм реализации одного из основных конституционных принципов оперативно-розыскной деятельности — уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина - регламентируется ст. Острой критике эта статья была подвергнута в обращении гражданки И. Черновой, не получившей защиты своих прав в судах общей юрисдикции, куда она обращалась с жалобой на действия сотрудников УВД Волгоградской области.

Определение Конституционного суда РФ от 13.02.2018 № 249-О

Я у нее опекун. Инвалидность установлена в 16. На мою маму и ее брата, их мама, моя бабушка подписала доверенность на дом. Брат мамы в тихую отвозит мою маму к нотариусу и заставляет отказаться ее от своей половины в его пользу.

Юридическая сеть 9111 адвокатов и юристов. Тысячи юристов и адвокатов придут на помощь бесплатно. В защиту юристов сайта 9111 и некоторых тонкостях работы юристов сайта.

Определение Конституционного Суда РФ от 27.03.2018 N 707-О

Онлайн ,Онлайн консультация юриста бесплатно и по телефону: На Ваши вопросы отвечают десятки ,этот портал для тех, кому необходима юридическая помощь. Здесь вы всегда можете ,Обычное время ответа на Вашу письменную заявку при условии нахождения Вами в Москве, МО - 4:19 юридическая консультация онлайн бесплатно юридическая консультация онлайн юридическая консультация онлайн украина юридическая консультация онлайн в израиле юридическая консультация онлайн беларусь юридическая консультация онлайн казахстан юридическая консультация онлайн россия юридическая консультация онлайн бесплатно спб юридическая консультация онлайн бесплатная юридическая консультация онлайн бесплатно москва Загрузка.

Смотрите видео на YouTube в браузере Chrome. Закрыть Подробнее… View this message in English Learn more Закрыть Это видео недоступно.

Смотрите видео на YouTube без рекламы Обработка. Отказаться от подписки на канал "аркадий круглов".

Постановление конституционного суда по жалобе черновой

Авторы получат 150 тысяч рублей на внутренние сервисы, а также консультацию таргетологов и сотрудников соцсети. Он планировал наладить работу с авторами контента и СМИ, но сейчас говорит, что за год не смог сделать того, что. Соцсеть подала иск к владельцу ПО, которое позволяет анализировать открытые данные пользователей соцсетей в интересах банков.

Не внес ясности в этот вопрос и Конституционный Суд РФ, который в своем определении по жалобе И.Г. Черновой ведет речь не об инициаторе, а о.

Военный адвокат в Москве не исключение. В данном случае многое зависит от того, насколько сложное дело берётся в работу. В некоторых ситуациях достаточно хорошо знать закон, досконально изучить само .

Регулярно участвуя в судебных заседаниях, появляется грамотный стиль поведения на процессе. Подготовка документов, справок и обращений также является прямой миссией юриста, с которой он справится намного лучше, чем обратившийся за поддержкой гражданин.

Помощь автоюриста потребуется при возмещении ущерба, причиненного ДТП; спорах со страховой компанией; защите от обвинения. Если гражданская ответственность водителя застрахована полисом ОСАГО, но страхового возмещения окажется недостаточной для полного возмещения ущерба, юридическая помощь при ДТП понадобиться для составления иска и представительства в суде по спорам ДТП.

Если грозит лишение водительских прав, хороший автоюрист будет просто незаменим.

Если есть, как можно от него избавиться. На Покрова Пресвятой Богородицы у нас под дверью была насыпана соль.

Получение компенсации от социальной защиты, если ветеран военной службы переехал в другой город Ваш вопрос: Комментарии 8 Спасибо. Стоян А если я получаю диплом в этому году в июне, но повестки не приходили, ни в марте, ни в апреле, и сейчас не приходят смогут ли меня забрать в армию до конца этого призыва (до 15 июля.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Мощное правовое оружие граждан СССР! Как доказать ничтожность РФ? [12.05.2019]
Комментарии 3
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. ljewaren

    Какая интересная мысль..

  2. Фрол

    Конечно. Я согласен с Вами.

  3. Евсей

    Подтверждаю. Всё выше сказанное правда. Давайте обсудим этот вопрос.